Мы жители маленького городка Троицка на юге Челябинской области хотим рассказать о буднях наших стражей порядка-сотрудников милиции.
Не знаем, может быть где-нибудь и есть хорошие и порядочные начальники, болеющие, как за дело, так и за свой коллектив. Возможно. Эта история передается из уст в уста, как анекдот и хотим, чтобы ее узнали и другие. Нам хочется рассказать всем о начальнике следственного отдела ГОВД. Кто же она? Это Ивановна Инна Ивановна.

Начинала Ивановна с должности простого дознавателя. Ничем особенно не отличалась. Работала через пень-колода, да и то -если подопьёшь. Большим рвением не отличалась! Вела, мягко говоря, не пуританский образ жизни, о ее похождениях на тот момент можно писать истории в порножурналы, да еще какие, волосы на голове зашевелятся. Но затем как-то приглянулась она начальнику ОВД Петрову С.Н., и началось! Они стали встречаться, не скрывая своих отношений. Часто сотрудники, работающие в кабинетах, расположенных поблизости с кабинетами Петрова были свидетелями, как Ивановна вечерами выбегала от него с всклокоченными волосами, губной помадой во все лицо, раскрасневшаяся и таинственная. Об этом говорили все. При том, что Петров старался напустить на себя вид порядочного семьянина и при сотрудниках не выдавать своего отношения к возлюбленной. Но чем дальше, тем интересней! Их страсть дошла до таких, размеров, что об этом узнала жена Петрова. Неоднократно она заставала их в своих кабинетах при щекотливых ситуациях, устраивала скандалы, если выдрессированные дежурные не успевали во время предупредить начальника о появлении жены. Но все оставалось по прежнему. Их любви ничто не могло помешать. Оставшиеся на ночь сотрудники рассказывали о тех криках страсти, которые доносились из кабинета Ивановой. Затем окрыленный страстью Петров, всегда предпочитающий ставить на ключевые посты удобных, ему людей, не всегда порядочных и умных, подумал, а чем Быксина не начальник следствия? Он давно хотел прибрать к рукам следствие, которое вроде как по УПК (уголовно-процессуальный кодекс) ему не подчиняется, но не удовлетворяет его интересам в полном объеме. Как раз место начальника следствия освободилось. Вот и стала Ивановна Л.В. начальником следственного отдела. При вступлении ее на должность Петров открытым текстом при всем личном составе заявил, что она для него будет всегда правой, будет слушать он лишь ее, и не дай бог кто-то из сотрудников будет на нее бочку катить, он живо с такими расправится, а уж за сплетни- проще сказать расстреляет! При первом своем совещании Инна Ивановна заявила своим подчиненным, что она, не смотря на то, что не владеет навыками следственной работы, те статьи УК (уголовного кодекса), которые расследуют следователи она не знает, но заверила, что она обязательно научится, вникнет во все, так как она очень способная, и все в общем будет хорошо. Да, первое время она присматривалась к коллективу, который, мягко говоря, ей не доверял - чужая, не имеющая опыта следователя, что она вообще может понимать в этой работе, но как говориться начальству видней и все ждали, чем же все это закончится. Присматриваясь к коллективу, она старалась подружиться с каждым из его членов, по отдельности. Для этого устраивала пьянки, прощупывая каждого, как рентген, вызывая на откровенные разговоры, при этом, стараясь рассказать немного о своей «бедовой» жизни, о муже- наркомане, который является ей двоюродным братом, и который, кстати, в настоящее время находится в местах не столь отдаленных. Так она присматривалась некоторое время. Затем, получив нужную информацию о всех, наметив слабые места в каждом, начала вести себя смелей и смелей. Возлюбленный на нее смотрел завороженными глазами. А она радовалась, что еще нужно для счастья! Весь мир у ее ног и до полной власти остается чуть-чуть, нужно только правильно построить политику по завоеванию своего высокого положения в обществе. Тот период для следственного отдела прошел более или менее спокойно. Инна Ивановна особо сама ничем не занималась, но и другим не мешала работать. Иногда лишь в ней просыпалась хищница, и она пыталась укусить кого-нибудь из своих подчиненных, умела наносить удары изподтишка, но это было не так болезненно. Все началось пару лет назад, когда прочно сидевшая на своем троне королева перестала видеть берега, как в той сказке о золотой рыбке. Находясь у власти несколько лет, она так и не научилась всему тому, что обещала следователям. Что же делает на своем рабочем месте королева? Она приходит утром на работу, сходит, как и все руководство к начальнику в кабинет, где получит информацию о произошедших накануне преступлениях. А затем, бедная, начинает расписывать во все службы материалы о преступлениях, собранные за дежурные сутки. Но не думайте, что это большой труд. Это занимает несколько минут. Правда, надо немного подумать, кому из неугодных расписать не очень красивый заморочистый материал. Затем начинается самое тяжелое для нее- маята, чем же заняться дальше. Она слоняется по другим кабинетам, в поиске дежурных ушей, чтобы собрать новые сплетни, которые так любит смаковать. При этом, не забывая указать на минуту отвлекшимся на отдых следователям, что нужно работать. Иногда часами курит в кабинете и висит на телефоне с теми же дежурными ушами, а иногда, если скучно и никому она не интересна, может уйти домой, все равно когда, до обеда это или после обеда. Вообще на работу ей ходить не совсем обязательно, что она и делает. Утром можно не вставать, а послать к начальнику замов, сославшись на недосып, все равно ей ничего не будет. Да и на работу можно по полдня не приходить, а что там делать? А еще можно прийти на работу после многочасовой сауны с Петровом, с полувлажными волосами (как будто никто не знает где и с кем она была! Город-то маленький!), одеть тапочки, и ходить по коридору с нарочито громкими фразами о том, как она сегодня устала, при этом широко расставив ноги. Бедная, есть чему позавидовать! А можно еще закрыться с Петровом в своем кабинете, распивать спиртное, заниматься черт знает чем, а потом через несколько часов выйти по одному с красными мордами, с глазами полными собачьей страсти и продолжать имитировать бурную деятельность. И конечно все это видят и все к этому привыкли. А еще можно выйти из кабинета после многочасового секса с начальником, проводив его наконец к ненавистной ей жене, когда рабочий день уже давно закончился и орать на весь коридор: «Почему никто не работает! А где все?», сопровождая все это отборными матами. Никого такое положение дел не удивляет. У людей любовь! Только почему на людях? И даже если кто-то по служебным делам ищет Петрова, то зайти в нужный кабинет не решаться, гори она эта работа, погоны дороже. За все годы своего правления ( 6 лет) Ивановна не подписала ни одной бумаги, ни одного документа, ни проверила ни одного уголовного дела или постановления. Подписывать документы она патологически боится, так как в случае чего она легко может оказаться «в домике» и сослаться, что не ничего не знала и не подписывала ничего. Вся ее работа сводиться к собиранию сплетен, навешиванию ярлыков, глумлению над сотрудниками, курению часами с такими же как и она бездельниками. И уж если сотрудник ей попался на язык по чьей либо сплетне, то уж будьте уверены, его грязное белье будет переворачиваться в течении дня, со всеми. Стол у нее в отличие от предыдущих начальников, которых за бумагами не было видно, всегда чист. Да и какая работа, если все выполняют два ее зама, которые рот боятся открыть. Замы выполняют работу и за себя и за нее. В других отделах области, как известно и замы и начальник берут на себя расследование наиболее сложных дел, курируют дела, проверяют всю документацию в делах, которые затем после проверки отправляются в суд. А в Троицке не так. Следователи должны обрабатывать двух замов, начальника и еще пару тройку ничего не делающих следователей, чтобы как- нибудь удерживать ту планку, которую ставит в начале месяца область. И зачем королеве было обещать научиться следственной работе. Оказывается это не обязательно. Можно руководить коллективом, и даже не разбираться до конца в той работе, что коллектив выполняет. С таким же успехом на этой должности мог быть ее водитель или уборщица. А ответить на интересующие вышестоящее руководство вопросы можно после консультации со всезнающими замами. И все! Представляете, вы приходите на завод и можете запросто руководить им, даже не разбираясь в тонкостях работы. Анекдот!

Да пусть бы Ивановна была и пусть бы у государства был еще один дармоед. Страшно не это, а другое. В результате такого поведения начальника стал разлагаться коллектив не без участия того же начальника. Что за этим кроется, попробуем объяснить. О том, что она неадекватный человек, это давно понятно любому сотруднику милиции. Она не стесняется в выражениях, выругаться в адрес своего же подчиненного (и не только следователя) многоэтажными оскорбительными матами, с угрозами- для нее ничего не стоит, да еще, как правило, при присутствующих в коридорах и в кабинетах посетителях. После этого сотрудники долго находятся в замороженном стопоре от обиды. Это у нее практикуется и на совещаниях при всем личном составе, правда маты бывают попроще, но это не мешает ей оскорбить человека так, что потом целый день к нему идут сочувствующие и приносят свои соболезнования, так как понимают, что у королевы очередной период обострения. Говорят- мать ее страдает психическим заболеванием. Она мнит себя начальником отдела и дает указания Петрову - кого казнить, а кого миловать. Да ладно если бы это касалось только следователей, она ведь переключилась и на другие службы, у которых другие начальники, другие сотрудники. Она и там пытается навести свой порядок. Но только у фашистов было тоже свое видение порядка. Да и не порядок ей нужен, а полное подчинение ее воли всех сотрудников милиции и чтоб все знали свое место. А она будет купаться в лучах тоталитарной власти с легко внушаемым и на все готовым для нее Петровом. И этот Петров, смотря в рот своей любимой, легко потакает ее капризам и казнит не угодных ей людей, за любую провинность, разговор, взгляд или просто так, ей так хочется, и каждый из сотрудников должен бояться ее. А так и происходит, все не то чтобы ее боятся, но стараются не приближаться к ней, а если такое случилось, то нужно молчать и все, потом уже можно дать всплеск своим эмоциям! Себе дороже! От таких людей как она никто не знает чего и ждать, подставить, закрутить очередную интригу, рассказать о внутреннем происшествии в службе ( о чем нужно молчать и не выносить сор из избы) ей ничего не стоит, ей нравится быть в центре внимания. Она овладела всеми ветвями власти в отделе, навязывая свое мнение и остальным замам главного руководителя, которые, кстати, ее ненавидят и презирают, но что делать, ведь она первая леди, и нужно делать вид, что с ней все дружат, и понимают какая у нее тяжелая работа. Очаровала она с помощью хитрости и артистизма и вышестоящее руководство в Челябинске. Не зря же она каждый месяц возит им спиртное, более дешевое, чем в рознице, из близлежащего Казахстана. А начальство? Да что начальство, ему все равно, какой ценой добивается Ивановна результатов. Со слов сотрудников о ее поведении неоднократно поступали сигналы и в ГУВД и в областную прокуратуру. Но все бесполезно. Собака собаку не съест. А начальству из Челябинска, узнав про обстановку в следствии, хватило лишь ума на то, чтобы послать в Троицк представителя, чтобы проверить сигналы, который собрал в одном кабинете всех следователей и после вышедшей из кабинета Ивановой, которая не забыла многозначительно намекнуть, чтобы все говорили «Правду», спросил, кому что не нравиться!. Вот это да! Додумались! И думаете кто-то осмелился сказать правду. Нет! Иначе бы он потом от прессинга повесился или бы в лучшем случае уволился, да так, что руководство позаботилось бы в последствии о том, чтобы его после этого нигде не взяли на работу. В отделе неоднократно проводились анонимные опросы в письменном виде, где сотрудники давали объективную оценку деятельности Ивановой. Ну и что, где это все? Ну а что касается результатов. На них-то весь отдел и держится. Запугав своих следователей наделенными ее властью рычагами, она стала выжимать с них все. Так если нет нужного количества уголовных дел (система-то палочная, кто не знает, и каждый месяц нужно сдать определенное количество дел), она начинает принуждать следователей «сдавать» те дела, которые еще долго в силу своей сложности будут расследоваться или же попросту «свежие», то есть только что возбужденные. Она –королева подписывает карточки на окончание уголовного дела у прокурора. И вот оно счастье, месяц закрыт, все карточки подписаны, она на первых местах в области, Петров на первых местах в области (только никто не знает про эти дутые цифры), все рады и все смеются. Кроме? Конечно же следователей. Теперь им в кратчайшие сроки нужно сдать те дела, которые оконченными назначила Ивановна за предыдущий месяц. На это уходит половина месяца. Все, сдали предыдущий месяц! Обманули всех! Но какая неудача, до окончания текущего месяца остается две недели, а за дела-то, которые нужно сдать уже в этом месяце еще не брались. Опять начинается гонка, нервотрепка, всеобщая паника, угрозы расправы со стороны начальства. Потому что все тот же Петров с утра до вечера начиная с 15 числа начинает требовать карточки. А какие карточки, если за дела только взялись?!. Ему-то это невдомек, он далек от этого, каким же образом расследуется дело. Он, наверное, насмотрелся про систему правосудия в Америке, где от возбуждения уголовного дела до его рассмотрения в суде могут пройти часы, а не месяцы, как в нашей системе. А отсутствие карточек ему преподносят замы так, как им нужно, ведь это личный состав не хочет работать и подчиняться. Саботаж! Начинается судорожная паника. Следователи начинают оставаться сверхурочно, выходят по выходным, не по своей воле, конечно. А чтобы не было недовольных, начальство объявляет рабочими днями все выходные. Правда за это никто не заплатит. Ну попробуй не выйди на работу в выходной. Завистников тебе не будет! А еще можно заставить работать сверхурочно, не отпускать с работы допоздна, даже в выходной день. И не дай бог, если кто-то ослушается и уйдет. А еще можно в интересах дела заставлять следователя, который в положении работать трое суток, не выходя из отдела! А еще можно прийти к тому же следователю домой, и чтобы она не легла спать и печатала все необходимые документы по делу, чтобы отправить его в суд, сидеть у нее над душой до утра. Не смотря на то, что следователь до этого от такой работы уже лишилась ребенка. А еще можно укорять подчиненного больным ребенком, который требует ухода или не выходом на работу в связи с болезнью. И при таких обстоятельствах сотрудники предпочитают отлежаться один день дома и не идти на больничный. Болеть нельзя! Ведь только у начальников есть больные дети, беременные жены и свои болячки, которые можно бесконечно лечить. А еще можно организовать травлю следователю, который не ломается и не пресмыкается, чтобы выжить, как некоторые в коллективе. Про него можно собирать грязь, высмеивать, переворачивать все его грязное белье, настраивать против него других членов коллектива и на каждом совещании при всем личном составе гнобить его и довести, таким образом, чуть ли не до отчаяния. И все это только потому, что следователь доставил хлопоты королеве в связи с каким-либо «косяком» по делу или своим неуважением к ней. А как без косяков, если дела сдаются в судорожной панике, не отдыхающими и не видящими свои семьи людьми. Когда королева понимает, что ее жертва полностью осознала свой проступок и пожалела, что на свет родилась, выбирается новая жертва и Инна Ивановна переключается на другого подчиненного. Конечно, такая политика породила наушничество, заигрывание с начальником, появились любимчики, стукачи и подлипалы, в которых раскрылись не лучшие качества человека. А что делать-то, есть с кого пример брать. Некоторые выбирают такую манеру поведения, чтобы выжить, и это все понимают. И таким везет, они получают в графике меньшее количество нарядов, им фальсифицируют результаты работы, конечно же в лучшую сторону, им не «доверяют» расследовать сложные дела, а все более дела для начинающих, им меньше работы, им и привилегии, и грамоты и благодарности и почет и премии. И если такие сотрудники и совершат проступок, и даже служебное преступление ( и факты такие есть) - никто им слово не скажет и все останется в тайне от всех. Им дадут понять, что они под крышей королевы и можно продолжать в том же духе. А кто не научился так жить - работайте, вам и дела посложнее, вам и нарядов побольше, больше заморочистых дел, перспектива которых неизвестна, вам и оплеух побольше и премии поменьше. И если такой сотрудник не дай бог что-то неправильно сделал по делу, на исправление чего потребуется незначительное время и дело от этого не пострадает- это возведется в такой ранг ЧП, и так будет перемешиваться все его грязное белье и обсуждаться, причем всеобще, интеллектуальные способности следователя, что дурно будет ни один день. А еще могут заставить сдавать дела сверх нормы, той что запланировал следователь, чтобы перекрыть этим ничего неделание тех, кому из-за хорошего расположения Ивановой дела можно не сдавать и, например, играть целый день в компьютерные игры, стараясь выйти на новый уровень. Ведь нагрузка на отдел дается в зависимости от общего количества следователей, включая замов. Замов она не может заставить сдавать дела, так как в этом случае они не будут успевать делать ее работу. Приближенным к ней следователям можно вообще не ходить на работу, можно не сдавать дела, можно болеть, можно отпрашиваться даже в связи с похмельным синдромом. Остальным нельзя ничего! А самое главное Инна Ивановна умеет это нужным способом приподнести начальнику отдела. Работающих, непресмыкающихся, тянущих на себе всю работу за себя и за того парня она преподносит Петрову совсем в другом ракурсе, и Петров к этим людям соответствующим образом относится, не позволяя объяснить человеку, что он не верблюд, а его просто назначили таковым, и потворствует такому отношению к этому верблюду со стороны королевы. А тех, кто в числе свиты вылизывающих королеве геморрой, и которых она всеми своими методами превозносит перед вышестоящим начальством- почет от Петрова С.Н., с такими людьми он уважительно себя ведет. Он ведь, как ребенок глотает, все, что ему дают. И даже не задумывается об истинном положении дел- как сдаются уголовные дела, кто есть кто, кто работает, а кто просто приходит на работу, о том, что люди давно выдохлись, работая в таком режиме и с таким к ним отношение. Если королева поймет, что некоторые дела не успеют уйти в суд, не хватает времени их сдать, она опять подпишет карточки в прокуратуре и начнется все сначала. Для тех кто не знает -от этих пресловутых статистических карточек, которые заполняются на любое оконченное дело и поступают со всей информацией в область, а затем в Москву все и зависит, все показатели отдела. Вот она палочная система, которая не дает спокойно работать. Отсюда и фальсификации по делам, не качественное расследование, гонка за результатом, а значит за престижем отдела любой ценой. Но ведь так и до взрыва не далеко. Можно, конечно, человека заставить делать все. А куда деваться, у всех дети, семьи, работы-то в городе нет, но силы-то у человека не безграничны. Доходит до того, что наряду с запланированными делами королева заставляет сдавать дела, которым нет и двух дней, при этом, высказывая угрозы расправы, нередко в откровенно матерной форме. Понятно, ей и Петрову С.Н. нужны результаты, почет, премии денежные, кстати. А кто эти премии им зарабатывает? Быдло? Которое, как отработанный материал, после выжимки всех соков, выбрасывают на помойку и забывают. За время правления Ивановой с Петровом никто из сотрудников не ушел достойно на пенсию. А еще самое главное, что настоящий начальник за свой коллектив болеет, переживает за каждого, вникает в личные проблемы, помогает, прикрывает перед вышестоящим начальством, спасает от наказания. А Ивановой Л.В. это чуждо. Самое главное для нее –отдать на растерзание своего подчиненного, а она здесь не причем, ее вообще не было и она ничего не знает. А еще для нее кайф закрутить новую интригу, в ходе которой преподнести человека Петрову так, чтобы он всех собак на него спустил, и, как правило в грубой форме, и как правило при всех, на всеобщем совещании. А она, королева, будет умиляться, что расправилась с тем, кто рот против нее открыл, кто не согласился с ее решением по материалу, кто высказал свое мнение, кто сделал ей замечание или тот, кто ей просто не нравится, так как умнее, или из-за того, что у него хватило силы воли показать наличие чувства собственного достоинства.. И ведь начальник отдела ни на минуту не усомнится в правдивости слов любимой и в ничтожности подчиненного, которому слово не даст сказать в оправдание.

Ведь должно же что-то случится, что остановит этих монстров, пришедших к власти всеми правдами и неправдами и идущими по головам. Начальник сам должен быть примером для подчиненных во всем, чтобы не было стыдно, чтобы не боятся компромата. А в милиции как? О коррупционных делишках Петрова С.Н. все знают и не для кого это не новость, ну да пусть им соответствующие органы занимаются. Нас интересует персона королевы! Из-за лени спускаться в туалет, расположенный на улице, она может справить свою нужду в баночку, а потом вылить ее содержимое из кабинета в окошко. А еще лучше не выбрасывать содержимое этой баночки, оставить ее в кабинете. А если уборщица неоднократно проигнорировала эту баночку с дерьмом и не выбросила ее из чувства собственного достоинства, можно ее заставить делать это в откровенно грубом наглом приказном тоне, чтоб знала свое место. А еще можно после очередной пьянки с такими же бездельниками как и она выставить из своего кабинета в коридор наутро целую батарею таких же баночек или бутылочек с дерьмом, где ходят все, включая ее любимого, все равно кто-нибудь уберет. Она может пойти в ночной клуб с такими же как она и вести себя там так, что весь город говорит о том, что нужно все это снять и эти кадры отправить куда следует. И это при том, что Петров запретил личному составу посещать злачные места, дабы не компрометировать честь мундира. Но это к ней не относится. Она может сказать при людях то, о чем не расскажешь даже близкому человеку. То есть, что у человека на уме, то и на языке. Она может орать на весь коридор как она плохо сходила в туалет по большому или типа этого. А про пошлости мы уж молчим. Она может хохотать в течении дня в каком-нибудь кабинете на весь следственный отдел- с поводом и без повода- как ненормальный неадекватный человек так что, люди содрогаются и сомневаются не находятся ли они в дурдоме. Она может напиться до беспамятства и тогда уж за ней можно ходить с записной книжкой, чтобы записать все ее фразы, дурно пахнущие и ощутить все ее зловоние души. Вот когда можно узнать про всех и все, конечно в одном только ей понятном ракурсе, в циничном и извращенном. А выпить для нее- это как воды напиться, и как правило в течении рабочего дня, на рабочем месте, с подружками или с любимым. Делать-то все равно нечего. Тогда лучше следователям уходить домой, так как бесконечный ее дикий хохот из кабинета начинает раздражать и неизвестно чем еще закончится эта агония. Некоторые неадекватные странности в поведении королевы сослуживцы связывают с постоянной ее кодировкой от лишнего веса. Ведь для мозгов это пользы не приносит. Из-за отсутствия силы воли кодировки хватает на два-три дня, так как при очередной пьянке, королева срывается с кода и приходится ей опять за большие деньги в Челябинске кодировать себя от слонячьего веса. Может быть в мозгах у нее тоже что-то перекодировалось. Людям за нее стыдно, а ей нет! Самое главное, это бескультурье, хамство, цинизм и пошлость перенимают и другие сотрудники. Значит себя так можно вести! Вот и пример! Воспитанные же люди называют ее просто хабалкой, и недоумевают как она вообще дослужилась до такой величины. Знающие ее в молодости люди до сих вспоминают ее- шарахающуюся по улице, в откровенно растегнутом халате, вечно пьяную, с нерасчесанными волосами, сигаретой в зубах и матами. Хотя, если ей нужно, она может себя так приподнести, что никто и не подумает, что это все про нее. Она ведь актриса! Язык у нее подвешан и запудрить мозги она может любому. Еще она может взять служебный автомобиль и раскатывать на нем в течении дня или двух, при этом заставляя следователей работать, но как работать если следователям порой бывает не на чем съездить по служебной необходимости, а королева даже в отпуске не отпускает служебный автомобиль. И это при том, что Петров запрещает использовать служебный бензин. Конечно, к себе и к ней-королеве Петров эти требования не предъявляет. А еще королева ежемесячно с каждой зарплаты собирает со следователей так называемый общак по сто рублей. В вообщем-то ничего, сумма не такая уж большая для каждого. И собирается она, как правило на общие нужды- заправку принтеров, дни рождения, вылазки на природу. Но за годы правления королевы этот общак превратился в приработок для нее. Эти деньги она тратит на личные нужды, на пьянки со своими прилипалами, на покупку спиртного для вышестоящего начальства, чтобы его замаслить и на другие свои радости. И если следователю нужно взять с общака деньги на заправку принтера, на покупку видеокассеты, или на день рождения- денег нет, и так все время на протяжении всех лет правления королевы. Видать мало ей своей зарплаты. И это начальник! Подполковник! Офицер! Неужели это по всей России-матушке! А где же офицерская честь?

До коле нами будут править дураки и отщепенцы. Неужели честный и порядочный человек никогда в этой стране не сможет прийти к власти. Неужели в нашей милиции всегда будут у руля те, кого неоднократно по молодости пытались уволить за аморалку, за служебное несоответствие, за низкий интеллект или за совершение преступления. Неужели какая-то Ивановна Л.В. всегда своей рукой, лежа в постели с Петровом С.Н. будет править его приказы о премировании и наказании, подсказывая ему кто будет жертвой или наоборот? ( а ведь это так) В некоторых проектах приказов о премировании четка вырисовывается рука королевы. Неужели от первого до последнего сотрудника милиции будет всю свою служебную деятельность ждать, когда же эта хищница покинет пределы отдела, уйдет на повышение и освободит дорогу новому человеку, чтобы все вздохнули. И до коле такие как Ивановна за ничего не делание на работе будут получать зарплату в 60000 рублей (да, да!), а иногда и больше, если есть премия, квартальные и т.д. и т.п. А в день зарплаты, кстати, она всегда на работе! А потом быстренько уезжает по магазинам тратить деньги, заработанные непосильным трудом. А те, кому не наплевать на то дело, которому они посвящают большую половину своего дня и своей жизни (к счастью такие еще есть), будут получать копейки и то с каждым разом, выслушивая упреки за эту зарплату и выслушивая угрозы, что и этого он может не получить. А. ведь есть и такие, которые готовы пахать и пахать и многим не безразлична криминальная обстановка в городе и многие пришли в милицию по призванию ( не те, что попрыгая из службы в службу, нашли себе уютное местечко и спокойно отсиживаются), но если бы точно знать, что твой труд будет по достоинству оценен, тебя не будут ежедневно втаптывать в грязь, стегать кнутом, не выслушивать оскорбления, не только потому, что это неэтично, но и потому, что это унижает достоинство человека и претит всем нормам морали. И, наконец, иметь это право на отдых! Да, на других предприятиях города, где правит один зажравшийся тип обстоятельства еще хуже и отношения к людям еще хуже. Ну зачем же равняться на худших. Если уж в милиции нет закона, то где он есть вообще.

Нам, кто написал все это не все равно, что происходит вокруг, жалко нам тех, кто работает в таких условиях в милиции. Ведь среди них есть наши мужья, жены, друзья. То, что здесь написано- ни для кого не секрет, как мы уже писали выше. Город маленький, все про все знают. Что же тогда творится в больших городах, где начальникам не надо стесняться своего поведения и оглядываться на свои поступки. Остается только предполагать. Мы хотим, чтобы вышестоящие руководители хоть немного призадумались о том, что происходит. Сомневаемся, конечно, что хоть кто-нибудь сделает соответствующие выводы. Но если люди будут об этом писать, то может быть и другим начальникам, на других предприятиях будет немного стыдно и страшно так вести себя. Ведь есть такое чудо Интернет. И уж точно это письмо не спрячут, не уничтожат и не спустят на тормозах. В интересах дорогих нам людей подписи поставить не можем, хотя и хочется.